Некоторые аспекты истории асептики и антисептики.


Представляем выдержки из работы студентки Павельевой Екатерины (3 курс, м/с отделение колледжа), написанной на основе хранящихся в музее медицинских книг. С этой работой Екатерина выступила на студенческой научно-практической конференции весной 2007 года в МК ИМЭиФК УлГУ. Надеемся, что когда-нибудь эта работа перерастет в диссертацию.


Список медицинских книг, хрянящихся в музее колледжа.


Е. Павельева

Некоторые аспекты истории асептики и антисептики.

Содержание.

Введение.

Музей нашего колледжа хранит все самое дорогое, что досталось нам в наследие от предшественников. Это традиции учебного заведения, память о замечательных людях, образы исторических эпох.

Архив музея позволяет изучить много интересных документов и книг по истории медицины и здравоохранению Ульяновской области. В них рассказывается о принципах диагностики, лечения, ухода и профилактики многих заболеваний.

Читая их, можно лучше разобраться в особенностях того времени, понять мышление людей, проследить развитие медицины в целом. Интересно наблюдать затем, как изменялось отношение к той или иной болезни, как совершенствовались методики обследования больного, какие применялись методы лечения.

Музей содержит литературу не только различных годов выпуска, но и на разных языках, например, на немецком, латыни. Это говорит о достаточно высоком уровне образования того времени.

Просмотрев книги нашего музея, заинтересовала такая область практической медицины как асептика и антисептика. Мне захотелось знать каковы же различия между периодом начала общего использования и современными достижениями.

Историческая справка.

Термин «антисептика» (греч.anti – против, sepsis – гниение) впервые предложил английский ученый И. Прингл в 1750 для обозначения противогнилостного действия минеральных кислот. В XIX этот термин распространился на мероприятия, проводимы для предупреждения послеродовых осложнений и нагноения ран.

История антисептики в этом новом понимании уходит далеко в прошлое, к периоду собирательства, когда человек, выбирая путем проб и ошибок съедобные растения, обнаруживал лечебный или токсический эффект некоторых из них. Отбору таких растений, возможно, способствовали наблюдения за травоядными животными. Заболев, они начинают есть определенные виды трав, которые в обычных условиях не потребляют.

В народной медицине начала нашей эры для целей антисептики использовали мирру, ромашку, полынь, тимьян, розу, алоэ и другие растения, а также алкоголь, мед, уголь, сахар, керосин, серу, ладан, морскую соль, квасцы, медный купорос.

Бурное развитие неорганической и органической химии в XIII – XIX обогатило перечень местных антимикробных препаратов неорганическими и органическими соединениями. Так, в середине XVIII установлено противомикробное действие минеральных кислот; в 1786 налажено производство калия гипохлорита, в 1798 – хлорной извести, в 1822 – натрия гипохлорита. В 1811 был открыт йод, который впервые применили для обработки ран в 1888. В 1818 синтезирована перекись водорода. С 1867 как антисептическое средство стали использоваться формальдегид, а с 1885 его производное – формалин. В 1881 в медицинскую практику введен калия перманганат. В 80-х годах XIX установлено противомикробное действие малахитовой зелени, метиленового синего, сафранина и других красителей. В конце XIX в противомикробных целях стали применять уксусную и лимонную кислоты. В 1863 в медицинской практике начали использовать карболовую кислоту, которая вскоре благодаря работам Дж. Листера (1867) получила широкое распространение как средство профилактики послеоперационных осложнений. В 1874-1875 установлено противомикробное действии салициловой кислоты.

Современную (научную) историю антисептики связывают с именами венского акушера И.Земмельвейса и английского хирурга Дж. Листера. Они научно обосновали, разработали и внедрили антисептику в практику как метод лечения и предупреждения развития нагноительных процессов и сепсиса. В 1847 Земмельвейс на основе многолетних наблюдений пришел к выводу, что родильная лихорадка, которая в те времена была широко распространена и давала высокую смертность, вызывается трупным ядом, передаваемым в родильных домах с помощью рук медицинского персонала. В венской больниц он ввел обязательную и тщательную обработку рук медицинского персонала раствором хлорной извести. Заболеваемость и летальность от родильной горячки в больнице в результате этой меры резко сократились, в то время как в других больницах они продолжали оставаться на высоком уровне. К сожалению, смерть Земмельвейса затормозила внедрение этого метода в широкую практику.

В 1867 в журнал «Lancet» была опубликована статья Листера «Антисептический принцип в хирургической практике». Основываясь на исследованиях Луи Пастера о содержании в воздух мельчайших организмов – возбудителей септических процессов, Листер сообщал, что разработал способ уничтожения микроорганизмов в ране и во всех вещах, с которыми соприкасается рана. В качестве такого противомикробного вещества он использовал раствор карболовой кислоты, который вносил в рану. В последующем карболовой кислотой он обрабатывал здоровую кожу, окружающую рану, инструменты, руки хирурга, опрыскивал воздух в операционной. Для проверки эффективности метода антисептической обработки первоначально была выбрана группа больных с отрытыми переломами, которые обычно заканчивались ампутацией конечности или смертью больного. Успех превзошел все ожидания.

Послеоперационные осложнения и высокий процент летальных исходов сдерживали развитие хирургии. «Антисептический принцип» Листера попал в благодатную почву. В течение нескольких лет он был принят на вооружение большинством хирургических клиник Европы.

Отдавая дань И. Земмельвейсу и Дж. Листеру как родоначальникам антисептики, следует упомянуть, что одновременно с ними или даже раньше химические вещества в целях профилактики и лечения ран применяли и другие врачи. К ним с полным основанием надо отнести русского хирурга Н.И. Пирогова, который в Кавказскую экспедицию 1847 и в Крымскую войну 1853-1856 для профилактики нагноения и лечения ран широко применял раствор хлорной извести, этилового спирта, серебра нитрат.

Листеровский антисептический метод быстро получил признание. Однако по мере распространения выявлялись и его недостатки, прежде всего – выражено местное и общее токсическое действие карболовой кислоты на организм больного и медицинских работников («карболизм»). Это обстоятельство, а также развитие научных представлений о возбудителях нагноений, путях их распространения в госпиталях, о чувствительности микробов к разным повреждающим факторам, разработка И.И. Мечниковым учения о фагоцитозе привели к широкой критике антисептики и формированию нового медицинского учения об асептике.

Для становления Асептики в 80-х гг. 19в много сделали немецкие хирурги Э. Бергман и К. Шиммельбуш, которых по праву можно считать основоположниками Асептика. В России Асептика получила распространение в 90-х гг. 19в.

Первоначально асептика возникла как альтернатива антисептике, но последующее развитие того и другого учения показало, что асептика и антисептика не противоречат, а дополняют друг друга.

Антисептика в XX веке.

Антисептика – способ химического и биологического обеззараживания ран, предметов, соприкасающихся с ними, операционного поля, рук хирурга и воздействия на инфекцию в организме больного.

Антисептические средства, антисептики, химические вещества, обладающие противомикробным действием. Всякое Антисептические средства, в зависимости от условий применения (концентрации, длительности воздействия, чувствительности микроба к препарату и др.) может в одних случаях вызвать гибель микробов (бактерицидное действие), в других — задержать их рост (бактериостатическое действие).

Для борьбы с бактериями Листером была выбрана карболовая кислота, так, как хорошо известно было ее действие, прекращающее гниение.

Антисептическая повязка Листера в основной своей части состояла из пропитанной в растворе карболовой кислоты марли; накладывалась она вымытыми в карболовой кислоте руками, причем инструменты, употреблявшиеся при перевязке, также предварительно обрабатывались карболовой кислотой, и даже воздух перевязочной и операционной очищался дождем из карболового раствора. С ведением этого метода результаты лечения ран несравненно улучшилось, нагноение протекало обычно более благоприятно, уменьшились эпидемии заразных хирургических заболеваний, и что наиболее важно, стало возможно применение оперативного лечения, так как результатом его уже не являлось неизбежное и грозное заболевание раны, а иногда послеоперационная рана заживала без всяких признаков нагноения.

Но способ Листера имел и свои недостатки: в окружности раны иногда появлялась экзема, у больного появлялась зеленая моча, иногда наблюдалось омертвение конечности – это были явления отравления больного карболовой кислотой. Подобные же отравления наблюдались и среди медицинского персонала. Так же к числу недостатков этого способа нужно отнести и ненадежность его действия, особенно на бактерии, образующие споры.

Все это можно объяснить тем, что при том уровне знаний, который был у врачей, они просто не имели права отказываться от применения любых антисептических мер даже зная, что вещество, которым они пользуются, ядовито.

Надо так же отметить, что в прошлом очень обширно использовались сулема и йодоформ.

Сулема – двухлористая ртуть. Выпускалась в виде кристаллических кусков, таблеток, порошков и растворов. Это сильное дезинфицирующее средство. Применялась в вид раствора 0,1%. В присутствии белковых жидкостей (кровь, гной) антисептическое действие сулемы прекращается. Сулема весьма ядовита. отравление характеризуется сильной рвотой, посинением, слабым пульсом, десны изъявляются, воспаление почек и др. Йодоформ – кристаллы или порошок желтого цвета с характерным сильным запахом. Обладает дезинфицирующим действием только в гнойной ране, где, разлагаясь, выделяет йод. При отравление состояние больного тяжелое. Для отравления достаточно 1,0. Отравление выражается побледнением больного, сильной рвотой, запахом йодоформа при дыхании, тяжелым состоянием и возбуждением больного.

Антисептика продолжала развиваться по мере появления более действенных, но менее ядовитых антисептических средств (антисептиков), обладающих бактерицидными и бактериостатическими качествами, активизирующими защитные силы организма и усиливающими фагоцитоз, лишёнными вредного влияния на организм и не теряющими активности при соприкосновении с гноем. В наибольшей степени этим требованиям отвечают антибиотики. Антисептическими свойствами обладают также сульфаниламидные препараты (стрептоцид, сульфазол, сульфадимезин, этазол и др.), применяющиеся при преобладании стрептококковой, пневмококковой, менингококковой инфекции. Высокими антибактериальными качествами обладают фитонциды, содержащиеся в ряде растений (чеснок, лук, черёмуха, чёрная смородина, цитрусовые, хвойные деревья и др.).

В настоящее время в медицине Антисептические средства, используют: для дезинфекции помещений для предоперационной обработки рук хирургов При лечении инфекционных и инвазионных заболеваний способ применения того или иного антисептика зависит от формы заболевания, характера операции, локализации патологического процесса, возможности дренирования раны, вида микробов. Антисептики употребляют для смазывания кожи и слизистых оболочек, их растворами промывают раны, пропитывают тампоны и влажно-высыхающие повязки, орошают раны и полости; порошкообразными антисептиками присыпают раны и т. д.; некоторые применяют внутрь, вводят внутримышечно, внутривенно.

Список веществ, применяемый в 20 – 30ых годах XX века, используется до сих пор, и он не стал меньше, а только с каждым годом пополняется более эффективными и менее токсичными препаратами.

Асептика в XX веке.

Асептика - совокупность мер, направленных на предупреждение попадания микробов в рану и заключающихся в обеззараживании всего, что соприкасается с раной и временно или постоянно вводится в организм во время операции.

Основное правило асептики - все, что соприкасается с раной, должно быть стерильно.

До появления асептики основным путем передачи инфекции служил медперсонал. При операциях и перевязках нарушались элементарные гигиенические требования, врач облачался в засаленный грязный костюм, засучивал рукава, чтобы не испачкать их, а иглы с навощенными нитками втыкал в отворот сюртука. Фельдшер при перевязке пользовался одной и той же губкой для обмывания ран у всех больных подряд и т.д.

В начале XX века использовали:

Прокаливание. Хотя метод и вполне надежен, но таким образом могли быть обеспложены (т.е. стерилизованы) лишь немногие инструменты, например оспопрививательные иглы, иглы для взятия крови и пр. остальные же инструменты сильно портились и приходили в негодность. В настоящее время этому методу обеззараживания подвергаются тазы, лоточки и пр.

Кипячение. Кипячение в растворах различных солей, главным образом щелочей, применялось для стерилизации инструментов, кроме режущих, посуды и многих других предметов. Наиболее распространенным методом стерилизации инструментов был метод Шиммелбуша. Инструменты кипятились в 1% растворе обыкновенной соды в течение 15 мин.

Прежде чем начать кипятить, обязательно проверяли исправность и правильно ли собраны инструменты, затем их промывали в мыльной воде и только после этого клали в кипятилку. Чтобы никелированные инструменты не портились при кипячении, они опускались в кипятильник (вместе с лотком) тогда, когда раствор соды уже закипит, и вынимали тотчас по окончании кипячении. Стеклянные предметы кипятились отдельно от инструментов. Шприцы перед кипячением разбирались на части и завертывались в марлю. Стеклянные предметы клали в теплую воду или физиологический раствор, который затем подогревался до кипения.

Для кипячения воды использовали метод Тиндаля и Коха, воду кипятили в течение 30 минут, затем делали перерыв на 6 часов и снова кипятили.

Для кипячения использовалось несколько видов кипятилок. Сейчас кипячению подвергаются металлические инструменты, перчатки.

Сухой жар. Аппарат для стерилизации схим жаром представлял собой металлический ящик с двойными стенками и с дверкой. Внутреннее пространство предназначалось для помещения стерилизуемых предметов и снабжалось термометром. Под дно аппарата подставлялась горелка, при помощи которой нагревался воздух внутри прибора. Аппараты, действующие сухим жаром, имели существенные неудобства: 1) очень трудно достичь равномерного нагревания всего пространства – у стенок температура выше, чем в середине; 2) сухой нагретый воздух убивает бактерии лишь при температуре 140 при условии пребывания в нем не меньше одного часа. Перевязочный материал – вата и марля – при такой температуре обугливаются или настолько высыхают, что делаются негодными для использования.

Именно по этим причинам в 1930-1940 гг. таким методом пользовались для стерилизации инструментов и стекла.

Текучий пар. Как метод асептики текучий пар в конце XIX и в начале XX века считался ненадежным и сложным, поэтому использовался крайне редко и не всеми специалистами. Но уже в 30-40ых годах использовался для стерилизации перевязочного материала и белья при температуре 100C и длительностью 1-2 часа.

Автоклавирование. Наиболее надежным, быстрым и действительным способом стерилизации как в прошлом, так и в настоящем, считается автоклавирование.

Паром под давлением можно стерилизовать почти все, исключением являются кожаные, меховые предметы. Стерилизация проводилась следующем образом. На дно котла наливалось 1 – 2 литра горячей воды, вкладывалась металлическая решетка, и на нее ставили предметы, закрывали и привинчивали крышку, и нагревали до тех пор, пока пар не начинал выходить из крана. Закрыв кран давление доводили до 1 или 2 атм. и выпускали остатки воздуха. Убедившись, что весь воздух вышел, приступали к самой стерилизации, использовали давление 2 атм. и t 134 C в течение получаса или дольше, в зависимости от величины аппарата и количества, положенных в него вещей.

Пробами того времени являлись уложенные в середину барабана (так в прошлом назывались биксы) запаяные трубочки с серным цветом или толченой серой. Если по оканчании стерилизации сера везде сплавилась, то считали, что стерилизация вполне успешна, потому что все было прогрето в присутствии пара до t 120C (а сера плавится при 111, а сплавляется около 120). По оканчании стерилизации необходимо было огонь погасить, а кран на крышке открыть. Обеспложенные , т.е. стерилизованые предметы можно вынимать тотчас по окончании стерилизации.

Более усовершенствованным аппаратом был стерилизатор Kny-Scheerer. Преимущества этого автоклава в том, что стерилизация делается при давлении одной атмосферы, так что вата и марля не портятся; пар проникает равномерно всюду и температура везде быстро достигает своего предела (сера плавится равномерно, даже если набить очень туго вату); все, что в нем стерилизовалось доставали совершенно сухим; металлические предметы (ножи) не ржавели; топлива требовалось немного.

Для стерилизации и хранения, различных обезпложеных веществ и предметов употреблялись самые разнообразные приспособления.

Перевязочный материал помещался в особые никелированные барабаны, или в ивовые корзины, обшитые изнутри плотной парусиной. Корзины для маленьких автоклавов делались круглыми, а для больших – четырехугольными. Корзины представляли то удобство, что можно были их иметь множество и для каждой отдельной повязки брать целую корзину. При этом перевязочный материал не нужно было перекладывать при вынимании, без чего трудно было обойтись при использовании биксов.

Инструменты – ножи, иглы с вздетыми нитками для кишечных швов или для экстренных надобностей, катетеры, наконечники и др. стерилизовались в стеклянных пробирках, закрытых ватой. Но так как стеклянные пробирки легко лопались, удобнее были металлические трубочки (вроде пробирок), которые с обоих концов затыкались ватой.

Вода и жидкости для п\к и в\в вливаний стерилизовались или в простой стеклянной бутылке, заткнутой ватой, или в особых металлических цилиндрах.

Большую роль во всей хирургической работе, особенно же во время операций, играет правильное обеззараживание рук, так как недостаточно хорошо обработанные руки медперсонала являются одним из главных источников инфекции раны.

Способы обеззараживания рук.

Для обеззараживания рук применялось большое количество различных способов.

Обработка перчаток:

Материал для шва.

Для сшивания тканей используются рассасывающиеся и не рассасывающиеся нити.

Кетгут – струна, приготовленная из бараньих кишок. Кетгут теряет силу натяжения в течение 60 дней. В промышленных условиях кетгут стерилизуют химическими антисептиками, и он отпускается в ампулах. Существовал метод приготовления кетгута в больничных условиях.

Шелк имеет вид крученой поливолокнистой нити различной толщины. Для лучших результатов применяли правильно приготовленный антисептический шелк.

Перевязочный материал.

К перевязочному материалу, употребляемому при операциях и накладываемому при перевязках непосредственно на рану, предъявляются следующие требования: он должен быть мягок, не сыпуч, т. е. не должен давать отдельных волокон, засаривающих рану, должен хорошо впитывать воду.

Для установления всасывающей способности нужно бросить на воду кусочек материала и посмотреть, как быстро он намокает и тонет чем быстрее, тем лучше материал.

В целях экономии в хирургических отделениях широко применялась стирка бывшего в употреблении перевязочного материала. Подлежала стирке, прежде всего все марлевые салфетки, употреблявшиеся во время чистой операции (негнойной). Салфетки собирались, кровь, пока она еще не успела засохнуть, отмачивалась в холодной воде, затем отстирывалась, и марля сушилась. После этого марля стерилизовалась и использовалась для перевязок. Бинты могли подвергаться стирке даже после гнойных случаев. Они замачивались в мыльно-карболовом растворе и лишь после этого стирались, после подвергались стерилизации и использовались для бинтования в перевязочной.

Вата. Необработанный хлопок (простая вата) не обладала способностью всасывать и употреблялась лишь для защиты раны от ушибов или давления. Гигроскопическая вата, обезжиренная путем долгого кипячения в щелоке, использовалась для перевязки, но накладывалась поверх марли.

Так же для этих целей использовались лигнин – древесная вата и мох. Но оба имели ряд неудобств. Лигнин быстро промокал, и его сверху покрывали ватой, а мох из-за сора зашивали в подушечки, к тому же он при нагревании быстро терял свою способность всасывать.

Кроме асептического материала так же употреблялся и антисептический - стерильный материал, пропитанный раствором сулемы, карболовой кислоты и пр. особых преимуществ не имел и применялся там, где делали редкие перевязки, например, на фронте.

Часто использовались жидкости, не имеющие дезинфицирующих свойств. Такие как физиологический раствор, применение его ничем не отличается от настоящего времени; сода ее 1% раствор использовался для влажных повязок и отмывания крови вокруг места операции; эфир применялся не только для наркоза, но и для дезинфекции инструментов, кожи и при обработке шелка; бензин употреблялся для обмывания кожи вокруг раны.

Заключение.

Асептика и антисептика – два краеугольных камня, на которых, начиная с глубокой древности и по сегодняшний день базируется практическая медицина.

В нашем колледже обучение асептике и антисептике, происходит в основном на занятиях по ОСД, что в дальнейшем повторяется на хирургии, акушерстве, терапии и др. студент обучается правилам сан. эпид. режима, дезинфекции, стерилизации, учится рассчитывать необходимое количество дез. средства для обработки поверхностей и инструментария.

Без данной темы невозможно говорить о лечении заболевания и полном выздоровлении. Некоторые выпускники нашего учебного заведения писали диссертации по этому разделу медицины. Например, Седельникова «Методы профилактики нагноения раны при остром аппендиците». Где представлены и разобраны наиболее качественные виды физической антисептики при этом заболевании.

Данная работа затронула лишь небольшую часть всего, что охватывает этот раздел. Надеюсь, она послужит началом для дальнейшего анализа такой важной области медицины.

Работа с музейным материалом позволяет лучше понять свою профессию, узнать об ошибках прошлого и перенять его опыт. Все это еще больше разжигает интерес к глубокому познанию медицины.